" />
Лавка Велеслава

    — чествование Домового Хозяина и принесение ему особливых треб. В пору двоеверия на Руси 30 березозола/марта отмечали день Иоанна Лествичника, пекли из теста «лествицы для будущего восхождения на небо» и старались всячески задобрить «бесившегося» до полуночи (либо до первых петухов) Домового.  

Подробнее...
Форум Русская традиция Родная Вера
 



Видео
Фото
Аудио
Обои

 

ХОЖДЕНИЕ К ЧЕТЫРЕМ КАМНЯМ  

 В июле 2007,  представители «Велесова Круга» совершили хождение по святым камням Русского Севера. Было нас восемь человек из трех общин «Велесова Круга»: Обнинская Родноверческая Община «Триглав» (я, Светлана, Хортич, Витенег), Кострмская Родноверческая Община «Хоровод» (Борич, Маша), Рязанская Родноверческая Община «Троесвет» (Правомир, Владана). О том хождении сказ поведу.

 

  1. ТИУНОВСКИЙ КАМЕНЬ

 Давно уже глаз положил я на т.н. «Тиуновское святилище», что на Вологодской земле, уж больно любопытно описал его первооткрыватель на страницах альманаха «Мифы и магия индоевропейцев». Взяли билеты до п. Октябрьский (Арх. обл.), причем прибыли, слава Богам, так удачно, что попали на автобус до Тарноги, ходящий ОДИН РАЗ В НЕДЕЛЮ! Около трех часов дороги, и мы в Тарноге. Маленький городок, но приятный. С местного автовокзала мы поехали на автобусе сообщением, если не ошибаюсь, Тарнога-Раменье. В общем, поближе к д. Тиуновская. Вылезли в д. Шебенгский погост, и оттуда пешком. В Тиуновской принялись искать проводника, но вот незадача, нет такого, никому не охота вести приезжих, даже и за деньги. Впрочем, смилостивился один дяденька, не раз на камне бывавший, и нарисовал схемку аж на двух блокнотных листах. Скажу сразу, схемка эта никуда нас не привела. Попутно выяснилось, что на камень зачастили гости-туристы…  

 

Перейдя приток речушки Улошки, мы передохнули у моста, умылись, наелись лесных ягод, и лишь потом двинулись дальше. Забравшись куда-то в лес, мы поняли, что схемка не соответствует реальности, и разослали по двум направлениям разведку. Мы с Боричем утопали в совершенную безвестность, ибо тропа, которой мы следовали, исчезла на берегу Улошки. Зато ягод наелись, и еще… Борич обнаружил деревянное ведерко, одиноко стоящее в глухом лесу. Ничье… Сейчас оно в Рязани.



А мне попался невеликих размеров камень (с лошадиную голову), с выбитым на нем знаком. Рыба и еще что-то…



Дорога другой разведки тоже не глянулась нам, и мы пошли было третьим путем, но тут нас бегом догнал какой-то мужичок, кричавший то и дело «Постойте, погодите!» Мы погодили. Мужичок спросил «Уж не на камень ли?» А получив утвердительный ответ, начал подробно объяснять где это место, и даже показывать направление. Вот только махал он в ту сторону, где наша с Боричем разведка показала отсутствие дороги… Вежливо поблагодарив мужичка и попрощавшись с ним, мы посовещались и решили не доверять добровольному информатору. Как выяснилось, абсолютно правильно. Он показывал нам в обратную от камня сторону. Кто это был? Мы думаем местный леший… Только мы собрались продолжить путь, как вновь до нас гонец. Правда, гнаться теперь за ним пришлось уже нам. Мужчина лет 38-40, на мотоцикле. Знаете ли где камень? Знает. Схемку нарисуете? Легко. Его схемка похожа на первую, но, хоть и меньших масштабов, однако детальнее. Никуда по схемкам мы не вышли, пройдя мимо нужного поворота, и вскоре заблудившись окончательно. Направления нет, в Тиуновское идти далеко, а уже вечереет, стоянку делать надо. Собравшись с силами (а до того мы шли, как на пикнике, грибы собирали, ягоды, кто-то опять фотографировал…), мы добрались до ориентира, имеющегося на карте – ЛЭП. Вот по этой ЛЭП мы и выбрались к трассе Тарнога-Нюксеница, где заночевали в редколесье у дороги. Изможденные, объевшиеся ягод… В паре-тройке км. Удалось найти воду – в притоке р. Тарноги. И то хлеб. В смысле, вода. Утром мы приняли «гениальное» решение не возвращаться по своим следам, а попытаться найти камень со второго захода, пройдя берегом того самого притока Тарноги. Этот путь увел нас от камня еще дальше… Развилки на пути, еще развилки. Спорим, идем налево, потом – направо. Один раз все же решили, что точно идем не туда, и вернулись. Позже, уже зная наше точное тогдашнее расположение, я ужаснулся, насколько мы были близки к краху нашего едва начавшегося похода – пойди мы дальше и дальше, то забрели бы в совершенно безлюдные края. Сейчас любой турист может посмеяться, дескать уж я-то бывал и ничего, жив… А вот там было не до шуток. Еды в обрез, женщины под ногами путаются, рюкзаки все тяжелее и тяжелее, жара, комары и мошка… Не жалуюсь, но… В итоге, продравшись каким-то бездорожьем, мы выбрели на огромную поляну. Куда теперь? Разослали три разведки. Итог не ясен. Допили последнюю воду и доели остававшиеся крохи. Перед последним рывком, так сказать. И… Пошли наобум. Куда-то туда. И вышли в итоге почти к тому самому мосту через приток р. Улошки. Круг почета сделали… Девчата приуныли. Мы тоже не очень веселы. Я с Боричем побрели в Туновскую, чтобы принудить проводника помогать, едрить его на лево, нам. Вместо проводника, пытавшегося нарисовать нам очередную схемку (да хватит уже про схемки!!!), мы за небольшую мзду заполучили трактор с прицепом, куда и погрузились с вещами Дядька-тракторист, не выспавшийся и с похмела, удивленно поглядывая на странных городских, довез нас до самого камня. Нам только и оставалось говорить самим себе «А-а, вот тут надо было повернуть! А я говорил(а)! Я знал(а)!»


Добрались в два счета. Ощущения странные, то шли, паломничали, ног не жалея, а тут раз, и приехали с относительным комфортом. Камень и впечатлил (размерами) и разочаровал (рисунками) одновременно. Большая часть изображений, описанных в литературе, отсутствует – сколота, а те, что остались уж больно скромные, просто какие-то царапины. Даже надпись КРОМ, и та едва читаема, техника исполнения изображений слишком простая…




Первым впечатлениям от обретения святыни, от прикосновения к ней, сильно мешал тракторист, продолжавший недоумевать относительно нас. Но все же уехал. Тут-то мы  порадовались, как след.









А в ночь устроили празднование Перунова дня. Да, камень не Перунов, это точно, но святыня ведь Богова! Проведя обычную часть обряда, далее женщин попросили удалиться и, оставшись в мужской компании (на тот момент мужчин было трое, Хортич с Витенегом, догнали нашу экспедицию лишь на следующем камне), мы порадели. Омылись из того самого ведерка, и начали многократно перекидываться через камень кувырком. Как там Василий Буслаев-то… Есть такая традиция радения у камней, есть. Ощущения необычные, транс. А всего более запомнилось, когда, оставив метание через камень, откинулись к нему спиной и стали смотреть на ночное небо. Перун все же был с нами – нашли тучи и грозило дождем. А небо в просвете леса над камнем, почему-то было крестообразно…



Слава Богам, кричали мы, и вбирали тепло от камня. Уходить не хотелось, камень прямо приковывает к себе, тем более так трудно дался нам – лишь после почетного круга, сделанного нами по окрестностям…

Богумил Мурин 

2. КАМЕНЬ «ЛОСЬ»

С раннего утра мы свернули лагерь и поспешили в д. Шебенгский погост, пойдя от Тиуновской другой дорогой. Автобусом до Тарноги, там подождали пару часов и сели в автобус до г. Тотьма. Тотьма нам глянулась. Неплохой для провинции музейчик, куда добрые музейные тетушки пустили нас, таких прокопченных, одетых для леса и похода, с рюкзаками немалыми. Даже телефоны дали подзарядить.


Здесь мы намеревались посетить камень Лось, что находился на реке Сухоне (ударение на первый слог), недалеко от д. Лось. Этот бросок оказался наиболее экстремальным во всем нашем путешествии. Перебраться на тот берег реки было достаточно проблематично. Какая-то переправа в виде мужичка на резиновой лодке существовала, но дорого, долго, да и всех за раз увезти не мог. Тут нам повезло – удалось упросить перебросить нас на прогулочном катере, причем даже с захватом пары километров вдоль берега. Всё ж ближе к цели. На том берегу обнаружилась вполне приличная дорога, этакая грунтовка по берегу. Правда вскоре она превратилась лишь в две колеи, а потом и от них не осталось и следа. Дальше мы шли напролом. Ориентир – все время вдоль берега, пока не перейдем приток Сухоны – речку Леденьга, а там уж и деревня недалече. Ну, это на карте недалече, а идти оказалось о-го-го. Бездорожье… Взвыли все, а одна из девчат в слезы – катарсис, одним словом. Болота, кочки, дремучий лес. Умучались настолько, что когда вдруг попалась нам тропа, пусть и идущая поперек нашего направления, мы тотчас двинулись по ней, пока не вышли на абсолютно ненужную нам трассу. Тут мы малость передохнули, ибо в том лесу, поверьте, этого сделать было невозможно. И пошли обратно… По той же тропе, до того самого места, где на нее вышли.




Форсируем дальше. К Леденьге мы вышли на ее излучине. Как оказалось, на самом глубоком месте. Вода холоднющая, погода отнюдь не летняя, так, середина-конец октября (помните прошлое лето?). Девчат и вещи пришлось переносить на руках, по плечи в воде. Несколько переплывов-переходов туда и обратно, и мы выдохлись. Да еще постоянно взбираться на противоположный крутой берег. Сил хватило лишь на то, чтобы добраться до места впадения Леденьги в Сухону, и стать там лагерем. Купаться и умываться – нет сил, да и холодно. На утро встаем более-менее отдохнувшие, получаем звонок от приехавших братьев, Хортича с Витенегом – это единственный звонок, который проходит здесь, вообще-то приема нет ни на одном телефоне. Братья знают только мой номер, и телефон через полчаса разряжается совершенно… Чудеса, одним словом. Но дозвонились. Они в Вологде, куда добираться? Объясняю – до Тотьмы, потом через реку, потом все время вдоль берега, пока на нас не наткнетесь. И сразу предупреждаю – будет трудно, а созвониться не сможем. К вечеру они добрались, причем перешли через Леденьгу в месте впаления ее в Сухону, в самом мелком месте, по колено воды, без форсирования берега, прямо напротив лагеря. Пока они добирались, мы успели: 1) съездить на разведку до камня на проезжавшем мимо катере; 2) сходить туда основной группой пешком; 3) посетить заброшенный дом в д. Лось и набрать там всякого «добра»; 4) спасти кошку, каким-то образом очутившуюся на том берегу Леденьги (ее мы потом выпустили в Тотьме); 5) увидеть плот, проплывающий мимо нас, на котором сидела и махала нам руками толпа туристов, встреченная нами в Москве, при посадке на поезд.








Лось-камень впечатление производит! Лежит он в Сухоне, хоть и не посередине реки, но и от берега далековато, пришлось идти по пояс в воде (там не сильно глубоко вообще). Это целая скала, самый большой из виденных мной культовых камней. Рядом с ним лежит камень поменьше, едва выступая над водой – «Коровой» называемый. Лосиха, должно быть. Легенда о том, что Петр Первый здесь бывал, и со всей честной компанией на камне сиживал-пировал, любопытна. Всё могло быть, царь-то был у нас затейщик. Но россказни про то, что в советские годы Лося взрывали, и теперь он стал много меньше – досужий бред. Не верьте. На следующий день мы с утра посетили святыню почти полным составом (один остался присматривать за вещами). Добрались до камня, залезли на него (а по иному здесь и невозможно совершить поклонение),переоблачились в обрядовые одежды и… свершили моление Перуну. Да, опять ему, Громовержцу. Уж больно погода располагала, да и Перуново свято прошло лишь только вот. Освятили ножи, сыпали в воды Сухоны зерно и лили пиво, звучали словеса воинские. И на пасмурном небе проглянул вдруг маленький кусочек радуги! Знак Богов…


А выбирались с камня мы совсем просто. На противоположный берег нас перевезли в два заезда на катере (то ли за символическую плату, то ли вообще за спасибо). Там, в поселке Усть-Еденьга, пригороде Тотьмы, мы взяли такси и в два счета добрались до города. А оттуда уже и в Вологду подались. Поторопились, кстати. Нам хозяин катера говорил, что есть недалеко от Тотьмы Утюг-камень, да что-то не захотели мы маршрут менять. Потом в Вологде купили книгу, где уточнили координаты Утюга – он бы совсем рядом, на тех же такси и доехали бы… Ну, в другой раз, стало быть, когда по Сухоне сплавляться пойдем.

 

3. «БАБИЙ» КАМЕНЬ

 О нем довелось узнать не из литературы, а по рассказам знакомых, ездивших туда молиться от бесплодия. И сработало… Итак, мы в Вологде. Дивный город, не столь давно ремонтировали к какой-то там годовщине. Здесь мы, честно сказать, взяли однодневный перерыв. Сняли однокомнатную квартиру на сутки, куда и завалились всей группой. Отдохнули, искупались, погуляли по городу (никогда не пейте там пиво «Белоручейное»…), катались на водяных велосипедах по реке – красиво там.


Вологодский "пейзаж". Читайте текст. )))

При случае выяснили сколько стоит нанять маршрутку до места, и наняли. Дороговато, но зато прямо от съемного жилья. Увы, приехали мы не совсем туда. Люди, сообщившие нам о камне, проживали на отдыхе в с. Невленском, а нам камень их возили «куда-то недалеко». Мы решили, что это и впрямь где-то возле села, но выспросив у местных, узнали, что 15 км не доехали. Нам надо было в д. Владышнево. Час ждали мимоедущего автобуса, потом пошли через деревню, и по вполне пригожей трассе  (на карте ее нет) двинулись в лес, километра этак 3-4. Трасса наезжена, потому как народ ездит на святой родник. Родник не просто обихожен. Помимо забора (навроде как парк), плана местности, скамеечек, мусорки, часовни, домика смотрительницы, купальни, там даже таблички вывешены. Вот такие:


Про камень, кстати, ни слова. Хотя и с ним легенда хрюсовская связана, будто богородица на камушек отдохнуть присаживалась. Знаем мы эту богородицу – Ладой-Матушкой зовется. Невменяемость хрюсославов выводит из себя даже самых кротких из нас. Это ж надо, запрещать народу совершать языческое поклонение (пусть «пережитки», но все же…) в виде бросания монет и повязания лент, в то время как само хождение на поклон к святых источникам, есть языческий обычай! Это в их собственных писанинах отмечено! Да уж… В общем, ленты мы повязали, всю мелочь, что имелась, в источник высыпали (кстати, их там два), а таблички богомерзкие истребили.

                                        
родник                                                                                        лик
Замечено нами было и диво дивное. Не одни мы тут, видать, язычники были. На стволе росшей при тропе ели узрели мы лик… Камень пришлось поискать, раз уж на плане места он не отмечен. Длинная тропка, ведущая ко второму колодцу, дальше выводит как раз к нему, к камушку Бабьему. Кто знает о нем, тот туда и ходит. Камушек невелик собой, но ласков на взор, словно мягок, манящ. Точно, женский, никакой грубости мужской или мистической тайны не видать. Материнский камень.




Лагерем встали не очень от камня далече, там, где уже и другие до нас становились. Обряд отложили до утра, и пошли на него только девицы наши (впрочем, вечером-то до него все поклониться ходили со своими прошениями). Мужчин не взяли, это наш камень, говорят. Женская магия, одним словом…







А мы с Хортичем пошли к тому второму роднику, и заняли там стражу, дабы попридержать народ, что может заявиться и помешать действу. И не зря встали. Вскорости подошла довольно большая группа обывателей, которые верят так себе и во всё помаленьку. Тропка узкая, так что пришлось им задержаться. Ну а тут слово за слово, разговорились. Девчата наши уж больно громко славы рекли, так что у обывателя не могли не возникнуть вопросы. А узнав про наш интерес к камням, одна тетушка, и спроси, а знаем ли мы про камень на Маур-горе? Не знали мы ничегошеньки, а тут узнали вдруг. Неужто случай? И по пути было нам – всего-то чуть дальше вдоль Кубенского озера проехать, до г. Кириллов. И камень оказался самым дивным в нашем путешествии…Так что, поблагодарив за такие добрые вести, мы поспешли к своим, сообщили им о дивных вестях и подкорректировали маршрут, собрали лагерь и малое время погодя, шагали обратно во Владышнево. До трассы нас немного подбросила какая-то хлебовозка. Еще полчаса-час ожиданий, и мы сидели в автобусе, следующем напрмки в Кириллов. Мы ехали на встречу с чудом. Не побоюсь этого слова.

 

4. КАМЕНЬ МАУР-ГОРЫ

Прибыв в Кириллов мы, перво-наперво отправились в музей. Прикупили несколько недурственных книг, каких-то аутентичных сувениров. Но музей! Это нечто! Там выставлены коллекции находок из Белозерска, и какие! Один из лучших музеев России, точно. Такого изобилия языческих оберегов я не видывал доселе нигде. Отдав дань любознательности, мы пешком побрели до Маур-горы, это км.3-4. Из города ее видно. Впрочем, ежели кто захочет повторить наш путь, сообщу – там бегает маршрутка, автобус, да и на такси не сильно дорого выйдет. Сама по себе гора является заповедником, костры жечь ни-ни, там и посты милиции есть. Но мы просочились с деловым видом мимо постов, и само собой костры палили, почти на подоле горы.   Тропка взбирается довольно круто вверх, немного даже приходится лезть по ней, а не идти. Натыкаемся на часовню, недавней стройки. Пока мы стояли там лагерем и ходили к камню, то лицезрели архитектора, который похвалялся своей работой перед каким-то попом. Очевидно, пробивал заказ. Впрочем, чего напраслину возводить, сооружение и впрямь отменное, и посидеть уставшим путникам есть где, и на верхотуру слазить можно безнаказанно. Неохраняемая часовня. И поставлена тут не случайно. Ибо камень как раз тут, рядышком, теряется в тени часовни и какого-то поклонного креста. Но немал, и цветом синеобразен, и дыхание силы от него чуется аж на подступах.

240

240

240
И еще есть на нем след… Христианские побаски приписывают ее Кириллу Белозерскому, будто бы залезшему сначала на гору, а потом еще для лучшего обзору вставшего на камень – оттуда он, якобы, увидел прекрасное место для основания своего скита, там потом и монастырь встал, а вокруг уж и город вырос. Врут, конечно, рассказчики. С чего бы отшельнику на камень на одной ноге вставать, он разве акробат-скоморох какокой? А след один. Более того, если это след Кирилла, тогда этот Кирилл был… медведем. След много шире человеческой ступни, плоскостопие налицо, да еще когти.

240

Причем все это не выбито, а явлено естественным путем. В след сей, то и дело появляющиеся праздные туристы (не мы, а так, на минутку заскочившие) встают ногой, не разуваясь, надеясь на исцеление ножных болезней. Даже если их и нет. Парадокс… Узрев камень, мы прониклись. Все. Ибо камни, виденные нами допреж, были чем-то другим. А здесь довлела СИЛА. Я не знаю, как сказать, как описать это. Такое можно только ощутить, побывав там. Впрочем, это было лишь началом. Мы побыли у камня малое время, и вскоре, обнаружив, что здесь настоящий проходной двор (мимо нас продефилировали даже две уродливые монашки) и обряд прямо здесь и сейчас невозможен, решили, что сотворим его в ночи, а сейчас надо встать лагерем. Пока я, толи с Машей, толи с Владаной, сидели при камне, ожидая, когда разведка найдет подходящее для стоянки место, заявилось семейство – папа-бюргер, нервная христианская маман, и пара сыновей-раздолбаев предпризывного возраста. Эти то сынки нас весьма позабавили. Они гордо взлезли на камень, пытались стоять в следе, потом один другому зачем-то сообщил, что раньше тут жили язычники. Тот парировал, что было это давно, всех их окрестили, и никаких язычников нигде нет. Пришлось подать голос – есть маленько. Где, спрашивают братья-раздолбаи. Да вот они мы, от отвечаем мы. И сейчас еще подойдут. Молиться будем здесь, жертвы кровавые приносить. А вы на камне в обуви стоите. Нехорошо… Бодрый разговор братьев увядает, а услышавшие наши реплики папан-маман вдруг оробев и прекратив свои снобистские разговорчики, быстро увели своих чад долой. Место под лагерь нашли внизу горы, в зарослях дикой малины. Компот из нее в походных условиях – сказка. А еще в манку если набросать… Отвлекся. Как-то сама собой выкристаллизовалась идея, что ночной обряд сугубо мужской. Не пошел с нами только один, оставшись, видимо, охранять женщин. А мы, взяв необходимое, поднялись в гору. Вот теперь это было иное место. Часовни не видать, обывателя тоже. Только мы и камень. Еще при свете дня, мы приметили, что морщины на камне складываются в некий хищный лик – вроде волка.

240

Велесов камень, сказали все в один голос. Его. Посему и славили мы там Отца Тайн, поили и кормили волчью пасть хмелем и сами пили. Зная по разным источникам, что стояние на камне практиковалось, тоже творили. За других не скажу, но свои ощущения описать стоит. Трудно устоять в следе, неровен он. Да еще с закрытыми глазами. И в той звенящей тишине. Первая попытка устоять сорвалась. Вторая тоже не особо впечатлила, пройдя в борьбе за равновесие. А вот на третий раз услышал я странный шум, приближающийся издалека. Словно топот множества маленьких лап. Когда шум оказался совсем уж близок, я испуганно приоткрыл глаз. Мимо камня сосредоточенно бежала стая бродячих собак, не обратившая на нас ни малейшего внимания. Случай? Быть может. Но меня проняло…

240

240
Под влиянием всего по мелочи, Борич вдруг сказал, что здесь бы нам оборотничеством и заняться. А как, даже вопроса не возникло. Мы отошли от камня, сняли одежды прочь, а потом принялись бегать вокруг камня противусолонь, повторяя какие-то рождающиеся прямо на месте ритмичные речевки, то и дело переходящие в хриплый лай. А потом, на каком-то там круге, начали кувыркаться через камень и лик волка на нем. Кувыркались, вроде бы не по одному разу, как казалось мне, но другие говорят, только один раз, а потом сразу убегали в лес. В разные стороны. На четыре стороны, ибо четверо нас было. Не знаю, как сказать вам об ощущениях. Появилось отчетливое черно-белое зрение, легкость в теле, и бессмысленная целеустремленность. Бег ради бега. Представьте себе – обнаженный человек бежит босиком по незнакомому лесу куда-то сломя голову, на большой скорости – и ему ничего, ни падения, ни царапинки. Ни у одного из нас… Я набегался раньше других. Первым вернулся к камню, перекувыркнулся обратно, возвращая себе человеческое восприятие, добрел до одежды и уселся, в ожидании остальных. Это случилось минут через пять-семь. Не считаю себя робким, но тут я испытал панический ужас. Остальные трое появились одновременно, с разных сторон. Шли медленно, с рыком и хрипом, на полусогнутых. Не было в них ничего людского! И получалось, что я тут один человек, а они нет! А ну как чего… Ведь и не убежать… Но нет, слава Богам, все как заведенные добрались до камня, перекувыркнулись и пришли уже теми, кого я знал. Ужас медленно покидал меня. Позже мы, посидев и отдышпавшись, обменялись впечатлениями. Они оказались схожими. Одинаковыми, сказал бы я. Не стану вдаваться в подробности радости от бега по ночному лесу. Кто не испытал, тот не поймет… А дальше наш поход пошел к завершению. Мы добрались до Белозерска, переночевали на берегу озера под жутким проливным дождем. Немного пробродили по городу, по валам (там они знатные). Потом на ПАЗике поехали в Череповец, был по пути паром, и еще один автобус. Из Череповца, с задержкой лишь на музей, поехали в столицу. Увозя с собой духовный, мистический опыт общения с древними святынями. И пообещав друг другу, что поедем вновь. Теперь уже летом 2009 года. Обязательно посетив то самое, оставшееся недосягаемым для нас Велесово Поле, что под Лекшмозером.

 

Слава Богам!

  Богумил Мурин
 
< Пред.   След. >

Велесов Круг
Славянская библиотека Славянская библиотека Славянская библиотека Славянская традиция

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Rambler's Top100 Рейтинг сайтов SunHome.ru (Дом Солнца)