" />
Лавка Велеслава

  — Змеиный праздник, отмечаемый во время Зелёных Святок; один из Святодней Кологода, посвящённых Велесу. Свадьба Велеса и Живы. По поверьям, о сию пору змеи, потворницы Велесовы, выходят на белый свет, принося Земле плодородие. В пору двоеверия на Руси 30 травеня/мая отмечали Исакия Змейника.

Подробнее...
Форум Русская традиция Родная Вера
 



Видео
Фото
Аудио
Обои

СЕМИК - ЗЕЛЁНЫЕ СВЯТКИ (ВТОРЫЕ РУСАЛИИ) — череда Святодней, предшествующих Яриле Мокрому (см. далее), чародейная седмица (с 26 травеня/мая по 2 кресеня/июня), посвящённая проводам весны и сопутствующих ей женских духов — русалок-берегинь. Время, когда на смену юной Деве Леле приходит зрелая женщина — Жена Лада. О сию же пору провожают Кострому — Ярилину сестру, макая Её чучело в воду, а затем разрывая его и размётывая остатки по полю. Творят сие священнодействие вещие девы, облекшиеся в личины русалок и рубахи-долгорукавки без оберегов. В пору двоеверия на Руси отмечали о сию пору Вознесение.

  В народе говорили: «Цвести весне до Вознесенья», «Дошла весна до Вознесенья — тут ей и конец», «Весна на Вознесение на Небо возносится — на отдых в Ирий Светлый просится», «С Пасхи до Вознесенья всему миру свиденье — и Дедам (Предкам), и внукам (живым их потомкам)». Седьмая от Пасхи неделя называлась Семицкой, а седьмой от Пасхи — следующий за Вознесением — четверг именовался Семиком или Русалкиным (Русальим) днём. В народе говорили: «На Русальной неделе купаться опасно — русалки защекочут». В Семик девушки ходили в лес — «кумиться», при этом завивали венки на берёзках, через которые затем целовались, сопровождая всё действо соответствующими обрядовыми песнями[3]. Семицкая суббота называлась Кличальным днём, когда совершались особливые обряды проводов русалок и «усмирения» Водяного. О сию пору девы сплетали из трав чучело Костромы, а затем, кружась в неистовом танце, разрывали и размётывали его по полю.


[1] Обычно чучело Костромы плетут из травы и украшают цветами.
[2] «Православные» христиане отмечали Вознесение через сорок дней после Пасхи, не позднее 3 июня. По христианским суевериям, на сороковой день после смерти на кресте «воскресший» из мёртвых Иисус вместе с учениками отправился на гору Елеонскую и оттуда «вознёсся» на Небеса. Вознесение почиталось в народе праздником Мёртвых, поэтому в этот день в деревнях пекли и раздавали «Божьи онучи» — блины овальной формы, ибо полагали, что именно в подобных онучах «вознёсся» Иисус.
[3] В летописных записях за 1432 г. говорится о «неистовых плясках», устраиваемых около берёз, за что их участницы, по словам летописца-христианина, однажды были превращены «в камни молнией из налетевшей тучи». Такие же обряды, берущие своё начало ещё в глубокой древности, сохранялись на протяжении веков. Так, например, в конце XIX в. в Тюменском уезде Тобольской губернии, по данным этнографии, участницы священнодействия сначала медленно водили хороводы под «проголосные» (протяжные) песни, потом постепенно переходили к плясовым, и весь хоровод словно преображался: «в круг влетают в бешеной пляске пары, а с ними пляшет и неистово вертится "берёзка" (особливо выбранная девушка)». Подобные «бешеные пляски» тако же использовались во время радений (в качестве трансовых техник) членами многих мистических сект, таких, например, как «хлысты» и проч.
 
Зелёные Святки (Вторые Русалии)

  Зелёные Святки (Вторые Русалии) — чародейная седмица, предшествующая Яриле Мокрому (см. далее). О сию пору Русалки-Водяницы выходят из водоёмов — водят по берегам рек да озёр навьи хороводы (противосолонь), качаются на ветвях деревьев, словно на качелях, а тако же — любят подшутить над незадачливыми поздними путниками, когда застают их врасплох. В это время встречи с Русалками могут быть довольно опасными для живых (живущих в Яви) людей. Чем-то приглянувшегося ей человека Русалка может защекотать до полусмерти и увлечь за собой под воду, если при нём не окажется никаких оберегов — Солнечных знаков, а сама жизнь его не отличалась особой праведностью... Дабы оберечься от Русалок, рекут слова:

  РУСАЛКА-СЕСТРИЦА КРАСНАЯ ДЕВИЦА ВЕЛЕСОВА СОСЕДУШКА НЕ ЗАГУБИ МОЕЙ ДУШКИ НЕ ДАЙ УДАВИТЬСЯ А ДАЙ ДОМОЙ ВОЗВРАТИТЬСЯ НА СЕМ ТЕБЕ КЛАНЯЮСЬ СЛОВО МОЕ ТВЕРДО ОГНЕМ НЕ ОПАЛИМО ВОДОЮ НЕ РАЗМОВИМО НИКЕМ НЕ ПРЕОДОЛИМО! ГОЙ!  

 В самом начале Русальской седмицы ходят красны девицы в лес — завивать венки на берёзах:

  НЕ РАДУЙТЕСЬ ДУБЫ НЕ РАДУЙТЕСЬ ЗЕЛЕНЫ НЕ К ВАМ ДЕВИЦЫ ИДУТ НЕ К ВАМ ИДУТ КРАСНЫЕ НЕ ВАМ ПИРОГИ НЕСУТ ЛЕПЕШКИ ЯИЧНИЦЫ! РАДУЙТЕСЬ БЕРЕЗЫ РАДУЙТЕСЬ ЗЕЛЕНЫ К ВАМ ДЕВИЦЫ ИДУТ К ВАМ ИДУТ КРАСНЫЕ ВАМ ПИРОГИ НЕСУТ ЛЕПЕШКИ ЯИЧНИЦЫ! ГОЙ!

  Свивая берёзовые ветви, заплетают девицы венки, украшают их алыми ленточками. Целуются через венки — «кумятся» друг с другом, обмениваясь нательными оберегами, поют:

  ВЬЮ-ВЬЮ Я ВЕНОК ЗАПЛЕТАЙСЯ БЕРЕЗОНЬКА! ВЬЮ-ВЬЮ Я ВЕНОК ЗАПЛЕТАЙСЯ КУДРЯВАЯ! ВЬЮ-ВЬЮ Я ВЕНОК МЫ ПОКУМИМСЯ КУМУШКА! ВЬЮ-ВЬЮ Я ВЕНОК ПОЦЕЛУЕМСЯ ГОЛУБУШКА! ГОЙ!

  В течение всей Русальской седмицы венки остаются на берёзах нетронутыми:

  СТОИТ МОЙ ВЕНОЧЕК ВСЮ НЕДЕЛЬКУ ЗЕЛЕН А Я МОЛОДЕШЕНЬКА ВЕСЬ ГОД ВЕСЕЛЕШЕНЬКА! ГОЙ!  

 В конце же седмицы — ходят расплетать венки:  

 УЖ ТЫ РАДУЙСЯ ДУБНИК-КЛЕННИК НЕ РАДУЙСЯ БЕЛА БЕРЕЗОНЬКА МЫ ИДЕМ ТЕБЯ РАЗВИВАТИ КРАСНУ ЛЕНТОЧКУ РАСПЛЕТАТИ! ГОЙ!

  Ближе к сумеркам всем миром творится обряд проводов Русалок: деву, обряжённую Русалкой, с великим шумом «провожают» за пределы селения — к реке, после чего старики расходятся по домам, а молодёжь продолжает игру-мистерию. Делятся на две ватаги: юноши — отдельно, девицы — отдельно. Последние уходят в поле, где, облачившись в безобережные длиннорукавки и сняв пояса (а то и всю одежду вовсе), но одев легкие личины из бересты, окручиваются-оборачиваются в «Русалок», творя средь нощи «вертимое плясание» (как на Первые Русалии), скорость коего постепенно возрастает от малой до неимоверной. Разъярясь, «Русалки» размётывают по полю заранее сплетённое из соломы и трав чучелко Костромы (прежде, чем разметать по полю, Кострому носят к реке и мочат в воде — посвящают Леле и Русалкам), что должно в будущем обеспечить урожайность поля. И горе тому из смертных, кто во время сие подвернётся им под руку...  

 Сие же деется и иначе. Девицы встают в хоровод, выбирая промеж себя одну, коей выпало представлять Кострому — находиться на протяжении всего действа рядом с Её чучелком посередь круга и отвечать за Неё на обрядные вопросы. Хоровод поёт припевку:

  КОСТРОМА! КОСТРОМА! ГОСУДАРЫНЯ МОЯ КОСТРОМА! У КОСТРОМУШКИ КИСЕЛЬ С МОЛОКОМ У КОСТРОМУШКИ БЛИНЫ С ТВОРОГОМ! ГОЙ-МА! КОСТРОМА! СЛАВА!

  Затем некто из общего коло обращается к Костроме: — Здорово, Кострома! Девица, представляющая Кострому, отвечает ей: — Здоровенько! Её вопрошают: — Что деешь ты? Она отвечает: — Кудели мну! Ей — с поклоном: — Помогай те Боги! Затем хоровод вновь поёт припевку, после чего Костроме снова задаётся вопрос: — Что деешь ты? Кострома отвечает: — Прядиво пряду!.. И тако повторяется до тех пор, пока Кострома не пройдёт всё коло обработки льна и далее: — Прядиво мою!.. — Нитки мотаю!.. — Полотно тку!.. — Полотно сымаю!.. И, наконец: — В баню пошла!.. — За трапезу села!.. — Заболела!.. — Померла! На что ей рекут: — Почему же ты разговариваешь? А ну-ка вставай, бездельница!!! После чего все стоящие в хороводе набрасываются на чучелко Костромы, разрывают его на мелкие кусочки и размётывают по всему полю. Когда оное свершится, девица, представлявшая Кострому, выкрикивает: — Ожила! Ожила! Все собравшиеся славят Кострому, кланяются Ей и полю — на все четыре стороны, рекут:

   КОСТРОМУШКА ОБОРОТИСЯ ВО НАВИ ОБНОВИСЯ ДА К НАМ ВОЗВЕРНИСЯ! ГОЙ-МА! КОСТРОМА! СЛАВА!  

 Через какое-то время юноши отправляются поодиночке на поиски «Русалок». «Русалки», встречая человека, загадывают ему какую-либо загадку, например: — Полынь или петрушка? Если он выбирает «петрушку», то «Русалки» набрасываются на него со словами: — Ах ты, моя душка! Щекочут до колик, а затем — обращают в «зверя рыскучего» либо «птицу летучую», заставляя его до рассвета бегать на четвереньках, выть волком, рычать медведем или куковать кукушкой... Если же парень выбирает «полынь» (траву, кою настоящие Русалки боятся), то ему отвечают: — Навка, сгинь!

Лишь в сём случае парень получает право отвести «Русалку» к очищающему Огню, в паре с ней перепрыгнуть через него, а затем поцеловать девицу в уста... На рассвете, когда окрута со всех «Русалок» уже снята, и они вернули себе свой человечий облик, девицы купаются в росах, смывая с себя все остатки навьих-ночных (кощных) чар...

 

Ведунья Лада Трава кукушкины слёзы в женском обряде кумления на Русальной седмице  

  Один из двух способов женского кумления на Русальной седмице (иначе называемой Зелёными Святками и предшествующей Яриле Мокрому, отмечаемому 3 кресеня/июня-месяца) известен как «крещение кукушки». Он состоит из следующих шагов: девушки изготовляют из травы «кукушку» (которая бывает очень разных видов), затем кумятся над ней (что и называется её «крещением»), затем кукушку хоронят и в некоторых местностях затем ещё и откапывают. Легко можно видеть, что в этом действе соединились два самостоятельных обряда: женское кумление и похороны чучела-кукушки с последующим воскрешением[1], которое явно соотносится с культом Божества растительности.

 Обычай, связанный с кукушкой, распространён в довольно узком круге соседствующих областей: Калужской, Орловской, Курской, Костромской, Тульской, Брянской (и Томской), поэтому исследовательница В.К. Соколова называет его местным южнорусским. Для травы, используемой в обряде, есть условие: она должна быть рябая как кукушка. Почти всегда используют траву кукушкины слёзы (или просто кукушка), которая и названа так из-за коричневых крапинок, покрывающих листья. Иногда её заменяет черёмуха, листья которой также крапчатые. Что это за трава — кукушкины слёзы? Исследователи поясняют, что это ятрышник, orchis latifolia; в других источниках она описывается как вид столетника, либо подорожник, либо снитка.

По волшебным свойствам это любовная трава, у неё раздвоенный корень, части которого соотносятся с мужем и женой.

По поверью, этот самый корень привязывает мужей, по его форме молодухи гадают о поле будущего ребёнка. Ещё эта травка способна сделать коня неутомимым (буквальный ли конь имеется в виду?..). Среди других растений кукушку в обряде кумления может представлять трава заря; бывает, что роль кукушки играет ветка (ивовая, черёмуховая или рябиновая — заметим, все рябые).   Обряд крещения состоит в кумлении девушек над кукушкой. Собственно крестильных действий нигде в этнографических материалах не отмечено, напротив, крестины («кстины») и кукушка используются здесь ради оправдания кумления — ведь церковью признано кумление только при крещении ребёнка[2]. В некоторых случаях за кумлением следует вторая объёмная часть обряда — похороны кукушки. До погребения дело доходит довольно редко, обычно кумление является основным и главным действием. В.К. Соколова указывает, что из 17-ти наблюдаемых ею случаев лишь в 4-х крещение кукушки продолжилось похоронами. Хотя обычай похорон кукушки вполне самостоятелен по смыслу, он всегда так же называется «крестить кукушку».    

 

Слава Роду!   [2005]  



[1] Это доказывается описанным случаем, когда кукушку делают уже после кумовства.
[2] Есть лишь одно свидетельство эпохи двоеверия, что кукушку, покрыв платком, перекрещивали 3 раза, но даже и здесь это действие считалось необязательным.
 
< Пред.   След. >

Велесов Круг
Славянская библиотека Славянская библиотека Славянская библиотека Славянская традиция

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Rambler's Top100 Рейтинг сайтов SunHome.ru (Дом Солнца)